Древнегреческий художник с острова Фасоса

Та́сос [1] (греч. Θάσος ) — остров в северной части Эгейского моря, исторически часть более крупной материковой области Фракия, расположен южнее устья реки Нестос или Места.

Содержание

Географические данные

Остров отделён от материка (Балканского п-ова) проливом Тасос (ширина около 6 км). Является территорией Греции. Площадь острова — 380 км².

Остров Тасос расположен вблизи от самого южного разлома Рило-Родопского массива и является его частью. Наивысшая точка — гора Ипсарио, 1206 м. Остров сложен гнейсами, гранитами, сланцами. Имеются месторождения железных и полиметаллических (олово-цинковых) руд. Производится ломка мрамора. Близ Тасоса на шельфе моря разрабатываются месторождение природного газа. Горные склоны острова покрыты средиземноморской растительностью, у подножий — кипарис, чинара, дуб, вечнозелёные кустарники, хвойные леса.

Написание названий

На карте в словаре Брокгауза и Эфрона остров и главный его порт надписаны «Ѳазъ». Для острова в скобках указан вариант «Ѳазосъ»: начальная фита соответствует греческой « θ ». Однако ещё до орфографической реформы 1918 года существовала тенденция к упрощенному написанию, без буквы «фита», при котором название острова передается как Фасос. Кроме того, при заимствовании греческих слов и имен не напрямую из греческого языка, а посредством латинского и других западноевропейских языков, греческая буква «θ», соответствующая латинскому диграфу «th», на русский язык транслитерируется как «т». В связи с этим по недосмотру редакторов в словаре Брокгауза оказалось две разных статьи, посвящённые одному и тому же острову: Тасос и Фазос.

В статье «Тасос» упоминается и утраченное ныне название главного города острова: Болгаро.

Легендарный сын Посейдона Фасос — эпоним острова и основатель одноимённого города.

Гиппократ восхвалял очень приятный и здоровый климат этого острова [2] . VI в. до н.э. известен тиран Симмах, отстранён от власти спартанцами. Долгое время входил в состав Византийской империи. В ссылке на острове были будущий патриарх Константинопольский Мефодий и митрополит Сардский Евфимий.

В XV веке был завоёван османами, но турецкой колонизацией практически не затронут. В 1912 году перешёл к Греции. В 1941—1944 годах остров был передан немцами союзной им Болгарии. Освобожден в 1944 году.

Как и на практически всех островах Греции, на острове Тасос хорошо развит туристический бизнес. Сообщение с материком осуществляется с помощью паромов. На остров ходят паромы из двух городов Кавала и Керамоти. Среднее время в пути из Кавала 1,5 часа, из Керамоти 0,5 часа. Прекрасный морской воздух, запах хвойного леса, чистое изумрудное море создают неповторимые ощущения для полноценного отдыха. На Тасосе спокойный отдых для всей семьи. Здесь практически нет шумных заведений и ночных клубов. Масса отелей и частных вилл для самых изысканных туристов. Сервис в отелях Тасоса достаточно высокий как и во всей Греции. При отелях существуют пункты проката автомобилей и велосипедов. Пляжи на острове как песчаные, так и галечные.

Древнегреческий художник с острова Фасоса

Острова Греции. От Родоса до Корфу

В книге использованы фотографии И.В. Осанова, М.К. Залесской, С.М. Бурыгина

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© Москвин А.Г., Бурыгин С.М., 2013

© Бурыгин С.М., автор идеи и проекта, 2013

© ООО «Издательский дом «Вече», 2013

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

Сайт издательства www.veche.ru

Уважаемые читатели, опытные и начинающие туристы!

В этой книге мы знакомим вас с Грецией. Впервые многие из нас получают представление об этой прекрасной стране еще в детстве, на уроках в школе. С тех пор каждый узнает что-либо свое о Греции и ее народе: гора Олимп, местопребывание эллинских богов, Парнас и Кастальский ключ, Парфенон, Лабиринт, статуя Венеры Милосской, трагический Лаокоон, поэмы Гомера и трагедии Софокла, замок Родосских рыцарей, Святой Афон и пещера Апокалипсиса… Почти каждый уголок Греческой земли – наследие всемирной истории. Все в Греции пропитано легендами и мифами.

Авторы книги Сергей Бурыгин и Анатолий Москвин

Мы зовем вас в путешествие по греческим островам. Они стали близки нашим соотечественникам не так уж давно: всего лет 10–15 назад. Островов в греческих водах очень много: порядка трех тысяч, учитывая самые мелкие островки. Каждый из них по-своему красив и неповторим. Здесь есть историко-культурные памятники мирового значения, знаменитые православные храмы, очаровательные традиционные деревни, современные гостиницы любого класса, источники минеральных и термальных вод, превосходные пляжи и удобные места для занятий дайвингом, виндсерфингом, парусным спортом. В уютных ресторанчиках и тавернах вы можете познакомиться с национальной кухней, составной частью средиземноморской системы питания, послушать традиционную греческую музыку, а то и потанцевать под задорный напев старинных инструментов. Вам навсегда запомнятся греческие деликатесы: морепродукты, сыры, фрукты; и, конечно, каждый турист сохранит прекрасные воспоминания о чудесных греческих винах, секрет изготовления которых уходит в глубь столетий.

В прошлом году более 300 тысяч российских граждан испытали гостеприимство греческих островов. Надеемся, что наш путеводитель поможет вам лучше понять островной мир и наметить себе место для будущего отдыха. Говорят, что стоит только один раз приехать на эти острова, и вы обязательно захотите туда вернуться. А в путешествии по Греции, в выборе конкретной местности для отдыха вам поможет наш старый друг – одна из лучших греческих туристических компаний «МУЗЕНИДИС».

А.Г. Москвин, С.М. Бурыгин

«В Греции всё есть…»

Так, как вы помните, говорил один из героев чеховской «Свадьбы». В Греции, действительно, всё есть: море и горы, леса и оливковые рощи, вулканы и глубокие пещеры, красивые скалы и великолепные песчаные пляжи, памятники Античности и византийской эпохи, сладкие фрукты и чудесные вина. Есть в Греции и острова: только крупных островов насчитывается больше сотни, а всякой «мелочи», вроде торчащих из воды голых скал, – около трех тысяч. Площадь островов составляет 25,1 тыс. км 2 , то есть 19 % территории страны. Полностью островными являются четыре (из 13) административных округа, или «периферии», как их называют греки: Ионические, Северные и Южные Эгейские острова, Крит. Их постоянное население приближается к полутора миллионам человек. Острова объединяются в группы: Ионические, Киклады, острова Северной Спорады, Саронического залива, Северной части Эгейского моря, Додеканес. Крупные острова Эвбея и Крит не включаются в какие-либо группы.

В настоящем путеводителе описание островов ведется по группам. Основное внимание уделяется историческим, историко-культурным и историко-религиозным объектам эллинского островного мира, который в известной степени отличается от традиций и обычаев материковой Греции. Порой эти различия проявляются даже в языке. Век всеобщей нивелировки в значительной степени сгладил различия в одежде, архитектуре и музыкальной культуре отдаленных друг от друга островов. Тем не менее различия все-таки остаются, хотя их все чаще укрывают от постороннего глаза.

Скажем пару слов о написании личных имен и географических названий. Как известно, в Греции до недавних времен существовали две языковые нормы: письменного языка и димотики – народного разговорного языка. Там, где это не противоречило общепринятому в российской литературе написанию, мы пользовались транскрипцией, приближенной к нормам димотики. Названия большинства греческих островов пришли к нам из античных времен; за тысячелетия не раз менялись хозяева отдельных островов. Отсюда – параллельное существование двух, а то и более имен у некоторых островов, дошедшее до наших дней. Мы старались сохранить распространенные в отечественной географической и краеведческой литературе топонимы, но иногда отказывались от них.

Острова Северной Спорады

В переводе с древнегреческого название этой группы (Спорады) означает «рассеянные». Группа состоит из 77 островов и отдельных скал. В большинстве своем эти острова бесплодны и безводны, а потому слабо заселены. Популярностью у туристов пользуются четыре острова: Скирос, Алонисос, Скопелос и Скьятос (Скьафос).

Карта Греции и ее островов по группам: 1. Острова Северной Спорады. 2. Острова Саронического залива. 3. Северо-восточные острова Эгейского моря. 4. Киклады. 5. Додеканес. 6. Острова Ионического моря

Первоначально Спорады были заселены фракийцами, их сменили микенцы, а в V в. до н. э. острова завоевали афиняне. Потом хозяевами островов были македонцы и римляне. Со II в. н. э. на Спорадах начинает распространяться христианство. В период могущества Восточно-Римской (Византийской) империи Северные Спорады служили местом ссылки противников императорской власти и иных неугодных лиц. Их потомки, а также венецианцы, завладевшие островами в 1207 г., сформировали слой местной аристократии. Надо сказать, что многие острова Северной Спорады в течение веков не раз служили базами для пиратских флотилий. Несмотря на это, некоторые из островов (например, Скирос) сами служили объектами для нападений. В XV – первой половине XVI в. острова подпали под власть турок и оставались под их юрисдикцией до 1830 г., когда были присоединены к Греции.

Это интересно:  «Неравный брак» картина русского художника

Это самый большой остров архипелага. Его площадь составляет 209 км 2 . В древности остров связывали с именем Ахиллеса, самого юного из героев Троянской войны. Он не должен был принимать участия в походе. Морская богиня Фетида (Тетида), мать Ахиллеса, знала, что ее сыну суждена гибель под стенами Трои. Она попыталась спрятать сына именно на Скиросе, во дворце царя Ликомеда, переодев его в женский наряд. Ахиллес жил среди царских дочек и влюбился в одну из них: Деидамию. От их связи родился сын Пирр, которого впоследствии прозвали Неоптолемом. Когда вождям Троянского похода стало ясно, что без помощи Ахиллеса им не победить, они снарядили на Скирос посольство во главе с хитроумным Одиссеем. Под видом купцов Одиссей и его спутники проникли во дворец и разложили свои товары – женские украшения, перемешав их с оружием. Обитательницы дворца сбежались посмотреть на эти украшения, и тогда Одиссей подал сигнал тревоги. Все женщины разбежались, Ахиллес же схватил в руки меч и щит, приготовившись защищаться. Так герой выдал себя, ну а уж уговорить его отправиться на войну Одиссею не составило труда.

Популярные публикации

Последние комментарии

  • Белка Затейница (Шелл) 21 ноября, 19:55 значит. до сих пор хранят они частичку души гениального художника Разгадать секрет пейзажа, светящегося изнутри. мистическая чистота и сила картин Архипа Куинджи
  • Белка Затейница (Шелл) 21 ноября, 19:53 великий был талант, что и говорить Разгадать секрет пейзажа, светящегося изнутри. мистическая чистота и сила картин Архипа Куинджи
  • Tanya Tarhova 21 ноября, 18:16 Стояли на выставку два с половиной часа. Продрогли, но от картин в восторге! Разгадать секрет пейзажа, светящегося изнутри. мистическая чистота и сила картин Архипа Куинджи

Древнегреческая живопись

Греческая скульптура дошла до нас в немногих оригиналах и в многочисленных римских копиях. Что же касается греческой живописи, о которой древние авторы писали, что она столь же прекрасна, как и скульптура, и, пожалуй, даже превосходит ее, то до нас дошли лишь известия о ней, почерпнутые из литературных источников, да бледные отражения иконографических сюжетов, положенных в основу вазописи.

Наиболее древним из великих греческих художников, упоминаемых литературными источниками, является Полигнот из Тасоса, работавший в середине V в. до н. э. О нем говорилось, что он преуспел в «этографии» (искусстве изображения человеческих настроений) и что в его фигурах легко угадывались сквозь одежды очертания тел. Установлено, что слабое отражение его живописи можно проследить в некоторых вазах краснофигурного стиля, сюжеты которых несомненно ведут свое происхождение от «мегалографий» (крупноразмерных картин), и особенно в одном кратере, на котором изображена «Гибель Ниобид». Лишь немногие волнистые линии говорят о разноплановости композиции, в действительности же фигуры выглядят словно парящими в воздухе и изолированными друг от друга.

Поскольку живописи не присущи ни глубина, ни рельефность, то художнику для передачи телесных форм, скрытых одеждой, приходилось прибегать главным образом к линии, изображавшей как видимые, так и скрытые от глаза части. Но так как лишь одному воображению присуща подобная одновременность восприятия внешнего облика и внутренней сущности, то Полигнот стремился непосредственно в фигуре воплотить сложившееся в сознании представление. Ради этого он отказывается от придания ей сугубо материальных черт, стараясь сохранить ее неуловимую сущность как образа. Тем самым объясняется, почему одной контурной линии было достаточно для выражения душевного настроения или чувства. Точность и сдержанность рисунка, по-видимому, сближали живопись Полигнота со скульптурой знаменитого олимпийского мастера.

Весьма отличной, видимо, была живопись Паррасия, работавшего в тот же период и заслужившего высокую оценку Плиния Старшего (следовавшего, однако, в своих оценках за греческими источниками), который превозносил его совершенство в передаче очертаний тел и хвалил за создание системы идеальных пропорций в живописи. В самом деле, говорит он, любая форма «намекала у Паррасия на наличие других форм, обнаруживая, таким образом, присутствие скрытых частей». Иными словами, контурные линии, становившиеся все более точными, подчеркивали на плоскости пластичность тел. Не исключено поэтому, что живопись Паррасия развивалась в том же направлении, что и скульптура Фидия, с которым художник, вне сомнения, был связан. Аналогия и связь здесь весьма вероятны, поскольку существует целый ряд ваз (приписываемых «мастеру Ахилла» и «мастеру Пенфесилеи»), которые отражают композиционную монументальность и ритмическую суровость фидиевской скульптуры.

Зевксис, возможно луканец по происхождению, работал до конца V в. до н. э. Квинтилиан прославляетего за умелую передачу светотеневых эффектов, Лукиан—за изобретательность и новизну тематики, Аристотель — за идеальную красоту его фигур, хотя по своей величественности они и уступают, по мнению философа, фигурам Паррасия. Следы живописи Зевксиса трудно отыскать в вазописи. Это объясняется, по-видимому, композиционной сложностью и насыщенностью его произведений, светотеневыми эффектами, мало пригодными для перевода на графически плоскостной язык вазописи.

Наиболее прославленным среди греческих художников был Апеллес, живший в IV в. до н. э. Он был любимцем Александра Македонского. Древние авторы превозносят его «Афродиту Анадиомену» как образец совершенной красоты и хвалят грациозность и разнообразие движений его героев, яркость колорита. Все это заставляет предполагать, что его живопись, как и современная ему скульптура Лисиппа, проложила путь живейшей и разнообразнейшей живописной культуре эпохи эллинизма.

Но и от последней, однако, до нас дошли лишь косвенные свидетельства, прежде всего из области скульптуры, которая в эллинистический период несомненно пользуется достижениями живописи, а также из области эллинистической монументальной живописи. Уже в IV в. до н. э. некоторые помещения дворцов и домов знати начинают украшаться мозаичными картинами. Речь идет о ремесленных поделках, исполненных в одной и той же технике и способных производить сильный колористический эффект. Одна из них, найденная в Геркулануме, ведет, по-видимому, свое происхождение непосредственно от какой-то «мегалографии» конца IV в. до н. э. На ней изображена «Битва между Александром Македонским и Дарием». Фон ее выдержан в ровной, светлой, почти белой тональности. Цвета сгармонизированы и составляют светлую гамму, в которой преобладают охристо-коричневатые тона. Устремленные вверх копья и упавшие на землю клинки обобщенно намечают перспективу, усиленную ветвями засохшего дерева, составляющего часть фона картины. Слева волной надвигается кавалерия Александра. На миг она застывает в центре, где изображены два коня: один из них пал в битве, другой встал на дыбы. Здесь образуется воронка круговорота с крупом лошади, повернутым к зрителю. Движение наступающего персидского войска обобщенно передается наклоном копий, но с ним контрастирует движение коней с повозкой Дария, уже устремляющегося в бегство. События, таким образом, как бы сжимаются во времени: мы сразу видим атаку, контратаку, схватку и ее исход. Сжатию во времени соответствует, как мы видели, сжатие в пространственно-перспективном развитии: ритм самого движения достигается не столько нагнетанием линий и масс, сколько слиянием и переходом цветовых тонов.

Вазопись не может считаться малым искусством или кустарным отражением Живописи с большой буквы. Хотя она и была частично связана с последней в V и в первой половине IV в. до н. э., она тем не менее накопила собственный технико-стилистический опыт и играла отличную от живописи общественную роль.

В экономическом производстве Древней Греции керамические изделия имели первостепенное значение: в Афинах целый квартал, получивший название Гончарного, состоял из мастерских и лавок гончаров.

Обширнейшая зона в Средиземноморье, где в раскопках находят греческие вазы, доказывает, что их экспорт был очень большим. То обстоятельство, что живописцы и гончары часто подписывали свои изделия и что литературные источники отзываются о них с большим почтением, показывает, что вазопись по своей значимости не намного уступала живописи и скульптуре, от которых она, однако, отличалась своим общественным назначением. Произведения живописцев и скульпторов преследовали главным образом историографические и воспитательные цели. Они использовались при украшении храмов и общественных зданий. Керамические же изделия, отличавшиеся бесконечным разнообразием типов и доступностью по цене, проникали во все общественные слои, составляя основной элемент домашнего обихода. Различная конфигурация сосудов объяснялась их назначением, но использовались они главным образом в повседневном быту. Среди сосудов основной разновидностью являлись вазы и кубки, предназначенные для возлияний во время «симпосиев», которые в свою очередь являлись типичной формой общественной и семейной жизни. Само возлияние, которое поначалу представляло собой религиозное действо, сохраняло и в семейном кругу ритуальный характер, чем объясняется использование священных изображений на вазах и кубках. Однако мифологические сюжеты трактуются весьма вольно, а подчас с издевкой, что соответствовало как раз атмосфере пиршества. Часто они грешат бытовизмом, что приближает их к повседневной жизни. Так появляются изображения гимнастических игр, театральных сцен. Само требование, предъявляемое небольшими размерами и формами ваз к ритмическому распределению изображаемых на них фигурок, придает художественным композициям плавность, певучесть, легкость, так что можно сказать, что, по крайней мере в своих лучших образцах, эти маленькие фигурные изображения являются не столько популяризацией произведений живописи, сколько самостоятельным и утонченным художественным жанром.

Это интересно:  Мультик про инопланетянина и художника

Традиции керамического искусства уходят далеко в глубь веков. Стилистическая отработка сюжетов идет все это время одновременно с поисками наиболее гармоничной формы предмета. Мастера пробуют различные конфигурации ручек, стараются добиться естественного перехода от основания к тулову сосуда. Изображения, как с точки зрения расположения фигур, так и с точки зрения графического исполнения, неизбежно, определяются формой предмета, что оказывает прямое воздействие и на выбор красок — всегда очень строгий и соответствующий покрываемой поверхности.


В чернофигурных вазах, представляющих собой первоначальный тип великого аттического искусства начиная с VII в. до н. э., фигуры выписываются черным блестящим лаком на красном фоне обожженной глины. Детали процарапываются по лаку до поверхности глины. Изображения получались плоскостными, линейными. Поставленные в профиль фигуры четко выделялись на красноватом фоне.

В конце VI в. до н. э. появляется обратный прием: черным лаком покрывается все тулово сосуда, кроме самих фигур (в цвете обожженной глины), внутри которых кисточкой, смоченной тем же черным лаком, прорисовывались детали. Красное изображение на черном фоне (краснофигурная керамика) производит на зрителя большее впечатление, чем черное изображение на красном. Кроме того, линия, нанесенная тонкой кисточкой, отличается большей мягкостью и легкостью. Ее проще наносить кисточкой, чем процарапывать острием специального инструмента. Благодаря этому новому, более совершенному способу к росписи ваз все чаще обращаются художественно более подготовленные рисовальщики. Ремесленник все больше вытесняется настоящим мастером. Нередко, как это явствует из подписей, речь идет о выдающихся художественных личностях. Таковы, например, Псиах, Евтимид, Дурис и др. Еще более утонченными являются вазы из белой керамики, на которых художник кисточкой наносит очерчивающие фигуры линии, окружение которых становится еще более мягким, еще более свободным, еще более способным обеспечить, несмотря на единство в окраске поверхности, тонкое пластическое построение.

Параллельное развитие живописи и вазописи прекращается с того момента, когда первая обращается к поискам пластической передачи пространства и движения. Начиная с середины IV в. до н. э. роспись керамики не может более считаться ответвлением живописи в прямом смысле этого слова и становится кустарным применением художественных форм к предметам широкого потребления.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Тасос (греч. Θάσος ) — остров в северной части Эгейского моря, исторически часть более крупной материковой области Фракия, расположен южнее устья реки Нестос или Места.

Содержание

Географические данные

Остров отделён от материка (Балканского п-ова) проливом Тасос (ширина около 6 км). Является территорией Греции. Площадь острова — 380 км².

Остров Тасос расположен вблизи от самого южного разлома Рило-Родопского массива и является его частью. Наивысшая точка — гора Ипсарио, 1206 м. Остров сложен гнейсами, гранитами, сланцами. Имеются месторождения железных и полиметаллических (олово-цинковых) руд. Производится ломка мрамора. Близ Тасоса на шельфе моря разрабатываются месторождение природного газа. Горные склоны острова покрыты средиземноморской растительностью, у подножий — кипарис, чинара, дуб, вечнозелёные кустарники, хвойные леса.

Написание названий

На карте в словаре Брокгауза и Эфрона остров и главный его порт надписаны «Ѳазъ». Для острова в скобках указан вариант «Ѳазосъ», начальная фита соответствует греческой «θ». Однако ещё до орфографической реформы 1918 года существовала тенденция к упрощенному написанию, без буквы «фита», при котором название острова передается как «Фасос». Кроме того, при заимствовании греческих слов и имен не напрямую из греческого языка, а посредством латинского и других западноевропейских языков, греческая буква «θ», соответствующая латинскому диграфу «th», на русский язык транслитерируется как «т». В связи с этим по недосмотру редакторов в словаре Брокгауза оказалось две разных статьи, посвящённые одному и тому же острову: Тасос и Фазос.

В статье «Тасос» упоминается и утраченное ныне название главного города острова: Болгаро.

Гиппократ восхвалял очень приятный и здоровый климат этого острова [1] . VI в. до н.э. известен тиран Симмах, отстранён от власти спартанцами. Долгое время входил в состав Византийской империи. В ссылке на острове были будущий патриарх Мефодий и митрополит Сардский Евфимий.

В XV веке был завоёван османами, но турецкой колонизацией практически не затронут. В 1912 году перешёл к Греции. В 1941—1944 годах остров был передан немцами союзной им Болгарии. Освобожден в 1944 году.

Как и на практически всех островах Греции, на острове Тасос хорошо развит туристический бизнес. Сообщение с материком осуществляется с помощью паромов. На остров ходят паромы из двух городов Кавала и Керамоти. Среднее время в пути из Кавала 1,5 часа, из Керамоти 0,5 часа. Прекрасный морской воздух, запах хвойного леса, чистое изумрудное море создают неповторимые ощущения для полноценного отдыха. На Тасосе спокойный отдых для всей семьи. Здесь практически нет шумных заведений и ночных клубов. Масса отелей и частных вилл для самых изысканных туристов. Сервис в отелях Тасоса достаточно высокий как и во всей Греции. При отелях существуют пункты проката автомобилей и велосипедов. Пляжи на острове как песчаные, так и галечные.

Известные уроженцы

  • Аглаофон — (др.-греч. Ἀγλαοφῶν ; конец VI — начало V в. до н. э.) — древнегреческий художник, отец Полигнота.
  • Василис Василикос (греч. Βασιλης Βασιλικος ; 1934—) — известный греческий писатель,всемирную славу ему принес роман «Z», экранизированный греко-французским режиссёром Костасом Гаврасом.
  • Димитрис Василиадис (греч. Δημητρης Βαιλειαδης ; 1958—) — крупнейший греческий специалист по Индии, писатель.
  • Гегемон Фасосский (др.-греч. Ἡγήμων ό Θάσιος ; V в. до н. э.) — древнегреческий комедиограф и создатель пародий.
  • Вагис Полигнотос (греч. Βαγής Πολύγνωτος ; 1892—1965) — известный греческий и американский скульптор.
  • Леодамант Фасосский (др.-греч. Λεωδάμας ; вторая половина V — первая половина IV в. до н. э.) — древнегреческий математик, близкий к Платону.
  • Несей Фасосский (вторая половина V в. до н. э.) — древнегреческий художник и учитель Зевскиса.
  • Полигнот (др.-греч. Πολύγνωτος ; V в. до н. э.) — знаменитый древнегреческий художник и скульптор.
  • Стесимброт Фасосский (др.-греч. Στησίμβροτος ; 470 — 420 гг. до н. э.) — логограф, историк, противник Перикла.
  • Феаген Фасосский (др.-греч. Θεαγένης ; V в. до н. э.) — знаменитый древнегреческий спортсмен, двукратный победитель в Олимпийских играх.

Напишите отзыв о статье «Тасос»

Примечания

  1. www.hecucenter.ru/word-files/lection13mayRus.doc
  • [www.gothassos.com/ Thassos Island Nature Sites]
  • [fashion-tours.com.ua/foto_otdyxa/foto_otdyxa_v_gresii/otdyx_v_gretsii_tasos/]

: неверное или отсутствующее изображение

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Тасос

Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.

Это интересно:  Набор художника для детей

Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.

Так называемый храм Цереры. VI в. до н. э. Пестум.

Дельфы были основаны критянами. Французские археологи, начавшие раскопки в 1907 г., нашли террако­товые ритуальные предметы, посвящённые богине Афине. Там был от­строен храм Аполлону, победителю чудовищного змея Пифона, который являлся воплощением хаотических вод. Святилище было ограждено и ориентировано таким образом, что в него входили с востока, а к храму поворачивали с запада. По пред­ставлениям архаики, запад был ме­стом смерти, и потому храм Аполло­на рассматривался как гробница божества (Пифона). В ней он и воз­рождался благодаря творившей ри­туал богине-птице. В дельфийских мифах это Коронида, супруга Апол­лона и мать бога-врачевателя Асклепия. Однако в религии древних гре­ков богини-женщины уступают место богам-мужчинам. Так и Коронида (Ворона) была убита в мифах Аполлоном.

Зигзагообразный, трудный подъ­ём в святилище воспроизводил ночной путь бога Солнца, его драма­тическую борьбу с силами преис­подней и выход из тьмы на восток. Это был не просто путь с востока на запад и вновь на восток, но одновре­менно и подъём вверх по высокой, крутой скале; буквально — восхож­дение к свету. Мрачные Дельфы, где, по свидетельствам древних, сели­лись лишь коршуны и звучало мно­гократное, жуткое эхо, были святи­лищем борьбы смерти и жизни, тьмы и света — и победой вторых.

В Дельфах кроме храма Апол­лона, от которого до наших дней дошли только руины, было ещё не­сколько зданий: небольшие сокро­вищницы разных городов, в кото­рых под опекой бога хранилась их казна (они стояли перед храмом вдоль священной дороги), стадион, театр и знаменитая Лесха (здание для собраний) книдян, которую в V в. до н. э. расписал величайший греческий художник Полигнот с острова Фасоса. Его прославленные фрески «Разрушение Илиона» и «Преисподняя» не сохранились, как и всё его творчество, но их детально описал прекрасный знаток грече­ских древностей Павсаний. Его кни­га «Описание Эллады» (II в. н. э.) до сих пор остаётся непревзойдённым трудом по истории эллинской ста­рины.

Скульптура эпохи архаики вхо­дила в силу так же стремительно, как и архитектура. Она тесно связана с ней, поскольку обычно была предна­значена для религиозных комплек­сов и украшала фронтоны зданий. Живопись по традиции тоже была очень близка и к архитектуре, и к скульптуре, потому что скульптуру раскрашивали, иногда в невероятно яркие, фантастические цвета.

Композиции архаических хра­мов, которые помещались на фрон­тонах (в частности, замечательные фрагменты афинского Акрополя), также связывались с идеей проис­хождения мира, и потому их глав­ной героиней часто выступала Гор­гона Медуза.

В древнегреческой мифологии герой Персей обезглавил её, что

Статья написана по материалам сайтов: wikiredia.ru, www.litmir.me, art.mirtesen.ru, wiki-org.ru, poznayka.org.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий